Elégie par I. Dobroven

Moscou, P. Jurgenson, 1917

Элегия, Добровейн, ноты для фортепиано, обложка, фото
Элегия, Добровейн

Старинные ноты для фортепиано

        Элегия, Исай Добровейн, посвящается Ольге Александровне Семеновой

        Москва, издание Юргенсона (№ 37163), выпуск между февралём и октябрём 1917 года.

 

Пронзительная пьеса пронзительного времени — издана в трагическом «провале» между двумя революциями 1917 года. Эпиграф Льва Кунина очень точно передаёт и характер музыки, и атмосферу той эпохи:

 

         Если в комнате свит полумрак,

         И томится рыданьем рояль,

         Мне так грустно, так больно, так жаль...

         Слёз-ли счастья мне хочется так.

 

Исай Александрович Добровейн (Ицхок Барабейчик) — забытый российский пианист революционных времён — известен историческим эпизодом из жизни Ленина: писатель Максим Горький, принимая в гостях Владимира Ильича, пригласил и своего старого друга-музыканта; Добровейн играл Шопена и Бетховена. Этот случай Горький впоследствии описал в своём литературном очерке «В. И. Ленин»:

Как-то  вечером, в  Москве, на  квартире Е. П. Пешковой, Ленин, слушая

сонаты Бетховена в исполнении Исая Добровейн, сказал:

— Ничего не знаю лучше «Appassionata», готов слушать её каждый день.

Изумительная, нечеловеческая музыка. Я всегда с гордостью, может быть, наивной, детской, думаю: вот какие чудеса могут делать люди, — И, прищурясь, усмехаясь, он прибавил невесело: — Но часто слушать музыку не могу, действует на нервы, хочется милые глупости говорить и гладить по головкам людей, которые, живя в грязном аду, могут создавать такую красоту. А сегодня гладить по головке никого нельзя — руку откусят, и надобно бить по головкам, бить безжалостно, хотя мы, в идеале, против всякого насилия над людьми. Гм-м, — должность адски трудная.

 

В советском фильме «Аппассионата», снятом в 1963 году по мотивам этих событий, Ленин (актёр Борис Смирнов), слушая игру Добровейна (актёр-пианист Рудольф Керер), мысленно произносит потрясающий текст, полемизируя с фантастом Гербертом Уэллсом:

«Нет, мистер Уэллс, будущее — это не симфония ужаса и мрака, будущее — это Бетховен! Через борьбу и страдание — к радости. Как это верно! Конечно, будущее — это не война миров, не битва хищников с планеты Марс. Ближайшее будущее — это очистительный огонь освободительного движения, свет в Африке, Индии, Китае, во всём мире. И, конечно, конечно, — Человек... Какой великан Бетховен! И какая задача — музыкой высекать искры из сердец!»

 

Интересно, что много лет спустя Добровейн в своих мемуарах почему-то написал, что в тот вечер играл Патетическую сонату. Однако, весьма сомнительно, чтобы Максим Горький перепутал названия (очерк был написан всего лишь спустя несколько лет). Более вероятна забывчивость Добровейна — ведь к моменту его воспоминаний прошло уже несколько десятилетий.

Эпиграф Льва Кунина
Эпиграф Льва Кунина
Издательство Юргенсона в 1917 году
Издательство Юргенсона в 1917 году

Ноты для фортепиано

Элегия, Исай Добровейн
Dobroven_Elegie.pdf
Adobe Acrobat документ 501.6 KB

Элегия Добровейна

Пианист Рудольф Керер в роли Добровейна в советском фильме «Аппассионата» (1963): эпизод исполнения Аппассионаты. В роли Ленина — Борис Смирнов.

 

Также смотрите:

Элегия, Рахманинов, ноты для фортепиано
Элегия, Рахманинов

Яндекс.Метрика